1
НА ЛИНИИ ОГНЯ (часть 2)
25 сентября на рассвете после артиллерийской и миномётной подготовки и ударов с воздуха началась контратака советских войск в районе хребта Грузинка против 3-й румынской горнострелковой дивизии. Почти одновременно в воздухе появились наши штурмовики. Они летали совсем низко, на бреющем полёте, поливая врага огнём из пушек и пулемётов. В атаку поднялась пехота, волна за волной наши бойцы врывались во вражеские окопы, вступали в рукопашную схватку и устремлялись дольше. Из-за косогора вывернули три немецких танка. Под их огнём наши залегли. Однако ненадолго. Вокруг танков взметнулись фонтаны взрывов снарядов. Одна машина задымилась, две остальных повернули назад. Ожесточённый бой продалжался весь день. На другом участке фронта в 6.30 утра по приказу командования 47-й армии 83-я бригада морской пехоты перешла в наступление в направлении хуторов Глубокий Яр, Скаженная баба, Пивничный, Карасу-Базар, Узун, Куафо и станицы Абинской.

 
Бои носили исключительно упорный и ожесточённый характер. Противник здесь имел численное превосходство по личному составу и техническому оснащению и везде оказывал упорное сопротивление. У ряда высот - 204.0,115,0, Скаженная баба - противник переходил в контратаки по семь и более раз. Одновременно, стремясь обойти 47-ю армию с правого фланга, противник предпринял безуспешные атаки силами 6-й румынской кавалерийской дивизии в районе нового Лепрозория, со стороны Холмской. Оборону здесь держали части 339-й дивизии и бойцы Ростовского полка народного ополчения. Подразделения улучшали захваченные позиции, когда послышался шум моторов немецких танков. 26 сентября в результате боёв в горах гитлеровцы были отброшены. Наши войска не только восстановили прежнее положение, но и улучшили ешо, продвинувшись вперёд до 15 км и заняв населённые пункты Глубокий Яр, 
Скаженная Баба, Пивничный, Карасу-Базар. Долина от Шапсугской до Абинской была полностью очищена. В районе Нового Лепрозория подразделения Ростовского полка народного ополчения 339-й стрелковой дивизии улучшали захваченные позиции, когда послышался шум моторов немецких танков. С рассветом стало видно, как враг по дороге подтягивает свежие силы. Продолжая ожесточенные бои с группировкой противника в районе хутор Эриванский - станица Шапсугская. Неожиданно наши заранее сгруппировались и подразделения нанесли удары с флангов. Опасаясь попасть в плен некоторые немецкие и румынские офицеры пытались спасти свои части отводя их на запасные позиции. Но натиск наших войск был очень стремительным, они перехватывали все пути отхода противника. 255-я бригада морской пехоты полковника Гордеева сильным ударом расчленила румынскую горнострелковую дивизию, некоторые её батальоны были окружены. Румыны начали сдаваться в плен. 77-я стрелковая дивизия овладела хутором Эриванским и вышла на рубеж Красная Победа. 672-й стрелковый полк освободил хутора Линдаров и Первогреческий. Вместе с другими частями в боях за освобождение этих хуторов участвовал 142-й батальон 255-й бригады морской пехоты. 322-й батальон морской пехоты в течении пяти дней вёл непрерывный ожесточённый бой и продвигался в направлении Абинской. К концу дня 3-я румынская горнострелковая дивизия была почти полностью разгромлена. 
Началась паника, многие офицеры покинули свои роты. Солдаты толпами и поодиночке прятались в ущельях, в лесной чаще, целыми взводами сдавались в плен. Схватка превратилась в гигантскую облаву. Бойцы морской пехоты выгоняли егерей на поляны и уничтожали в яростных рукопашных схватках. Румынская девизия потеряла убитыми, ранеными и пленными до 8000 солдат и офицеров, 25 орудий, 75 пулемётов, 50 автомашин, 30 мотоциклов с колясками. Были также взяты большие трофеи - несколько миномётных батарей и вьючных конных обозов "Наступление русских было ужасно, - сказал на допросе пленный солдат 2-й роты 12-го батальона румынской горнострелковой девизии, - на наши головы обрушился дождь пуль и осколков. Убитых и раненых было трудно сосчитать". Остатки потерявшей боеспособность дивизии были выведены с линии фронта. Большие потери понесла также соседняя 9-я пехотная дивизия. 19 вражеская пехотная дивизия, которая уже была предназначена для отправки на Сталинградский фронт, получила приказ прекратить погрузку и занять рубеж разгромленной румынской дивизии южнее Абинской. 27 сентября в районе Холмской к позициям ростовских ополченцев ночью фашисты подтянули лёгкие танки и начали обстреливать наши позиции зажигательными снарядами. Загорелся лес. Ополченцы оказались в огненном кольце, всё затянуло дымом, нечем было дышать, но бойцы упорно удерживали высоты и, только получив приказ командования, отошли на 100-150 метров. После поражения под хутором Эриванским и станицей Шапсугской немецкое командование не решалось в полосе нашей обороны в этом районе предпринимать наступательные действия на широком фронте. Однако ожесточённые схватки за отдельные высоты и населённые пункты происходмли почти ежедневно. Упорнее всего гитлеровцы по-прежнему лезли на позиции 216-й стрелковой дивизии, 83-й и 255-й бригад морской пехоты. Атаковала в основном 19-я румынская пехотная дивизия, подпираемая с тыла немецкими частями. В этот день батальон морской пехоты под командованием А.И.Вострикова подошёл к хутору Скаженная Баба, и здесь развернулось настоящее сражение хутор этот, основанный ещё до революции, находился в 12 километрах юго-западнее Абинской, в центре невысокого горного массива, ограниченного долинами рек Шапарка на юге, Абин - на востоке, Куафо на севере и Шибик - на западе. Немцы превратили его в крепкий узел сопротивления с широко разветвлённой системой оборонительных сооружений, ходами сообщения и хорошей маскировкой. Вбою Востриков применил свой излюбленный манёвр - скрытый обход и удар с тыла. В восемь часов утра в густом горном тумане стрелковая рота лейтенанта Мурашковича развёрнутой цепью двинулась в обход Скаженной Бабы. Через час наша артиллерия открыла огонь по переднему краю вражеской обороны. Ожидая, что немедленно начнётся атака с фронта, оккупанты бросились к своему переднему краю. В это время рота Мурашкевича вышла в тыл врага, на противоположную окраину хутора, и заняла его пустые окопы. Протвник обнаружил моряков, когда они уже были в 15 метрах от первой построек хутора, и в его рядах началась паника. Фашисты покинули надёжные окопы и постройки, приспособленные к длительной обороне, и кинулись наутёк, но попали под автоматные очереди матросов. Однако немцев здесь было слишком много, и, быстро опомнившись, они оказали упорное сопротивление. Из-за фруктовых деревьев с обломанными ветвями вдоль улицы стреляла картечью вражеская батарея. Морякам удалось перебегая от сарая к сараю приблизиться вплотную и захватить батарею. За два часа боя вражеский гарнизон наполовину уничтожили, наполовину пленили, захватили штаб 14-го немецкого батальона со всеми документами, взяли склады с продовольствием и обмундированием. Захватив опорный пункт, батальон продолжил наступать. За пять дней боёв его бойцы взяли ещё несколько опорных пунктов, разгромили эакадрон кавалерии, уничтожили четыре средних танка, захватили 50 подвод с различными грузами. В.Г.Миловатский, воевавший в то время совсем рядом, вспоминал, что слава о боевых успехах батальона Вострикова доходила до них и вызывала восхищение среди моряков. А в это время рота Миловатского с боями продвигалась вдоль реки Абин к станице Абинской. Противник строил свою оборону узлами на отдельных высотах. Взять такой узел фронтальной атакой было очень трудно, поэтому моряки, как правило, проводили ночные вылазки. В них наши бойцы не несли серьёзных потерь, а у врагов захватывали пленных и оружие. К каждому ночному бою рота тщательно готовилась. Изучали расположение огневых точек противника, его постов, подходы к высоте, и с наступлением темноты моряки подбирались к вражеским постам, бесшумно их снимали, после чего рота шла на приступ. За пять дней боёв моряки приблизились к Абинской. Поступил приказ взять высоту 42,7 (находится эта высота за "Тарзанкой", на правом берегу реки Абин). Миловатский с группой моряков в 24 человека ночью зашёл в тыл противника, создавшего на высоте опорный пункт. Его задачей было поддерживать ударом с тыла наступление батальона, назначенное на утро 28 сентября. У самого основания высоты 42,7 - открытая местность. Река здесь образовала широкий пойменный участок, который занимал фруктовый сад. За ним раскинулась стометровая поляна. Место это легко найти и сегодня, оно находится на левом берегу Душейкиной цели, там, где дорога близко подходит к реке Абин. Берег в этом месте обрывистый, а в реке удобное для купания место, так называемая Голубая яма. Моряки выбрали место у обрыва реки, откуда открылся хороший обзор, а от возможного огня противника с высоты их укрывало мёртвое пространство. Здесь были небольшие окопы, в каждом из них разместились по двое. Рядом с засадой обнаружили несколько телефонных кабелей. Один шёл на высоту 42,7, другие - в горы на левую сторону реки Абин. Моряки перерезали пять развешанных по деревьям кабелей и устроили засаду, чтобы захватить в плен связистов противника. Они вскоре показались, один шёл по лесопосадке, проверяя линию, двое по дороге. но взять их не удалось, они бросились к лесу на склоне высоты и там скрылись. 28 сентября моряки во главе с Миловатским провели ночь в засаде у вершины 42,7. На рассвете на дороге появились два взвода пехоты противника, впереди шли три командира. Они подошли почти вплотную к затаившимся матросам. которые по команде открыли дружный огонь из пулемёта и автомата. Колонна противника рассыпалась, фашисты бросились бежать под обрыв к реке и в лесополосу. На дороге остались лежать около двадцати гитлеровцев. Разбуженные стрельбой румыны, занимавшие высоту, открыли огонь из пулемётов. Завязалась перестрелка. Дальше оставаться на этой позиции стало бессмысленным. Надо было либо занимать место для круговой обороны, либо что-то предпринять, пока противник не понял, что моряков мало, и не уничтожил всю группу. Решили брать высоту сейчас же, не ожидая наступления батальона. Моряки, пользуясь зарослями терновника и орешника, рассредоточились на большое расстояние и с разных сторон начали бросать гранаты по засевшему на высоте противнику, стреляли и кричали "Полундра! Ура!". В атаку причём не шли, что бы не нести потерь. Только создали видимость атаки. Румыны открыли бешеный огонь из пулемётов и автоматов. Пули впивались в деревья сбивали с них ветки, но моряков не задевали. Выждав немного, моряки создали видимость атаки на позиции румын. На этот раз те отстреливались не так дружно. Некоторые из них дрогнули и побежали с высоты к реке Абин, здесь их настигали пули прицельно стрелявших матросов Андрея Бубыря и Николая Минченко. И вот настал момент, когда враг запаниковал. Почувствовав это, моряки поднялись в атаку и с криками "Полундра!" ворвались в расположение врага. В этой схватке они взяли в плен 20 румынских горных егерей. Захватив высоту, собрали трофейное оружие, осмотрели позиции. Румыны вели здесь строительные работы. С южной стороны были две трехамбразурные долговременные точки, два таких же дота строились и с западной стороны. Пленных посадили в одну из ям и выставили для их охраны часовых. Остальные моряки заняли оборону. Примерно в девять часов утра весь батальон поднялся на вершину. В это же время фашисты начали наступление со стороны Абинской. На восточный склон, где были удобные подходы, двигались три лёгких танка, за ними шли пехота. В то же время из-за реки высоту атаковали до сотни пехотинцев. Батальон сравнительно легко отбил наступление противника. Огнём шести станковых пулемётов моряки подбили две танкетки, третья ушла в лес. Фашисты, неся потери, отошли, но не успокоились. К двенадцати дня со стороны Абинской прибыли 18 вражеских машин с пехотой. В 13 часов началась новая атака.Видимо, враг считал, что гарнизон румын из 120 солдат, строивших оборонительную линию на высоте разбит не полностью. Моряки встретили врага дружным и организованным огнём. Противник нёс большие потери на поляне, у лесополосы и у берега реки лежало много убитых. Когда офицеры попытались послать егерей в повторную атаку, те им не подчинились. Моряки видели как из лесопосадки выталкивали солдат на поляну, но те сразу падали на землю, не желая идти вперёд. К 16 часам фашисты снова подвезли на машинах пехоту и в третий раз пошлина штурм высоты, предварительно обстреляв её из артиллерии. Моряки открыли огонь из всех видов оружия. Противник нёс большие потери, однако, поддерживаемый артиллерией, упорно шёл вперёд. Не которые вражеские солдаты прорывались почти к нашим окопам, но здесь матросы встречали их гранатами. Штурм отбили, но много раненых было и у нас. Долго так продолжаться не могло, враг был упорен, собрав силы, он выбрал момент и пошёл на штурм высоты. Сложилась критическая ситуация, в строю оставалось мало моряков, боеприпасы были на исходе. И тут Миловатский вспомнил про код сигналов, взятый у пленного румына. Скопление наших войск там обозначали две красные ракеты. Быстро нашли красные ракеты и ракетницу, дали сигнал, показывающий, что фашисты на высоте, а там, где они на самом деле, - моряки. Минут через семь фашисты открыли огонь из шестиствольных миномётов. Мины ложились на вражеские позиции. Летели вверх кусты, деревья, земля. Досталось фашистам от своих. Обстрел был недолгим, но дело своё он сделал. Минут десять кипела земля в расположении противника, и он прекратил всякие попытки атаковать. 30 сентября рота Миловатского получила приказ выдвинуться по правому берегу реки Абин к станице Абинской и на безымянной высоте в восьмистах метрах южнее высоты 42,7 занять оборону. Высота эта на современной карте имеет отметку 106 м, лесники и охотник называют её Лысая, а туристы - Партизанка, находится она недалеко от "Тарзанки". Матросам ставилась задача взять под контроль дорогу, идущую из Абинской на Шапсугскую и дальше к Черноморскому побережью, и не пропускать наступающего врага. Именно здесь могли пройти любой транспорт и техника.
    Указанный рубеж рота заняла ночью. Вырыли окопы, расставили огневые средства, замаскировали их, оборудовали два блиндажа для командного санитарного пунктов. С высоты хорошо просматривался левый берег и проходящая там мощённая булыжником дорога - место вероятного движения противника. Находилась она метрах в ста пятидесяти (это территория военных лагерей в излучине реки Абин). 1 октября утром, когда стало уже совсем светло, моряки обнаружили движение двух групп боевого охранения противника, по четыре человека в каждой. Одна группа шла по правому берегу реки Абин, другая - по левому. Их подпустили поближе, метров на шестьдесят. 
Одну группу уничтожили очередью из пулемёта, вторую сняли снайперы.
   Спустя час за поляной появились цепь противника, окола ста человек. Их подпустили поближе и открыли огонь. Многие враги остались лежать на поляне, а остальные бежали обратно и укрылись в овраге. Так на этом участке начала боевые действия ротв Миловатского. 
   Во второй половине дня из Абинской к противнику подошло подкрепление численостью до роты. После 15 минутной подготовки фашисты поднялись из укрытия и пошли в атаку. Тут-то, на открытой местности, рота встретила их сильным перекрёстным огнём. Затем матросы перешли к гранатам, и фашисты, прорвавшиеся почти вплотную к аншей линии обороны, повернули обратно. На поляне осталось лежать до тридцати их солдат.
   После миномётного обстрела противник предпринял третью атаку, но, понеся серьёзные потери, откатился на исходную позицию и больше в этот день атак не предпринимал.
   2 октября ночь в роте Миловатского прошла спокойно, к рассвету морякам доставили питание и боеприпасы. Утром наши позиции обстреляли снайперы, их пулями были сражены несколько матросов. Устроив охоту на фашистких снайперов, моряки в это утро обезвредили четырёх из них, и обстрел прекратился. В 9 часов утра с немецкой педантичностью открыла огонь вражеская артиллерия, и фашисты пошли в атаку, но результат был прежний. Моряки упорно держали оборону, и противник. неся потери, откатился. В течении дня он предпринимал несколько попыток сбить моряков с высоты, но всё безрезультатно. Гитлеровцы поняли, что одной пехотой сломить сопротивление моряков им не удастся, и они прекратили атаки.
   144-й батальон морской пехоты выступил в поход в направлении колхоза "Красная Победа" (район бывшего хутора Церковного, хутор этот был ликвидирован уже в пятидесятые годы). Погода благоприятствовала матросам, день был серый, дождливый, и румыны, оккупировавшие эти места, прячась от дождя, не высовывались из укрытий. Моряки, приблизившись почти вплотную, установили противотанковые пушки для стрельбы прямой наводкой и открыли огонь. В короткое время были разрушены восемь дзотов. Стремительная атака, короткая рукопашная схватка и сопротивление оккупантов было сломлено. С криками "Матрозен! Матрозен!" румыны в панике бежали с позиций однако победа досталась дорогой ценой., в бою несколько моряков погибли, много было раненых.

часть 1  часть 2  часть 3