ГЛАВА I
 
1909 г. Кияшко Иван Иванович.
2-й Таманский, Адагумский и Абинский конные полки Кубанского казачьего войска.
(Исторический очерк)

В 1857 году был назначен командующим отдельным Кавказским корпусом князь Барятинский, который, по вступлении своем в командование, обратил вскоре особенное свое внимание на положение дел на Западном Кавказе.
К тому же близящиеся к концу действия наших войск на Восточном Кавказе несколько развязывали нам руки и позволяли обратить все наши силы на непокорных еще обитателей Западного Кавказа, главные племена которых, занимая огромную территорию от р. Лабы и до восточных берегов Черного моря, служили постоянной угрозой.
Край, занятый ими, был нам почти неведом, потому что племена, населявшие эти места, были до этого времени вполне независимы; русских поселений здесь почти не было, если не считать нескольких кордонных линий, устроенных нами для прикрытия наших станиц в Черномории и на Кавказской линии от нападений хищников.

Так, нами были устроены кордонные линии: с запада по р. Адагуму - Адагумская линия, затем по р. Кубани от Ольгинского поста до ст. Усть-Лабинской - Кубанская и далее еще три линии: Лабинская, Урупская и Верхне-Кубанская, по течению этих рек. Но линии эти не были еще совсем окончены; так, Адагумская линия, начинаясь от поста Охранного по р. Кубани, шла вверх по р. Адагуму и была доведена только до Неберджайского ущелья; нагорная же часть этой линии - от этого ущелья и до укр. Константиновского (у Цемесской бухты), вовсе не была занята нами. Сообщение от Неберджая до укр. Константиновского производилось под прикрытием сильных подвижных колонн. Впереди кордонных линий было устроено несколько укрепленных пунктов, которые впоследствии должны были служить основанием новых наших линий; так, например в земле шапсугов были устроены укр. Абинское на р. Абине, правом притоке р. Адагума Григорьевское - на р. Шебше, а между этим последними г. Екатеринодаром -Дмитриевское.

Согласно программе наших действий по покорению и окончательному устройству Западного Кавказа, выработанной кн. Барятинским, дальнейшая деятельность наша должна была быть направлена на окончание Лабинской линии, т.е. заселение и устройство линий: Белореченской, Адагумской, Северо-Восточного берега Черного моря и передовой линии по р. Пшишу. Все это предпринималось единственно с той целью, чтобы постепенным заселением казачьими станицами мест, отнимаемых у горцев, окончательно стеснить непокорные племена и, лишив их всех средств к существованию, заставить безусловно покориться тем мерам, которые будут предприняты нашим правительством для окончательного умиротворения и заселения завоеванного нами края.

Выясняя свою систему покорения Западного Кавказа, князь Барятинский в отзыве своем военному министру (29 декабря 1859 г.), для всеподданнейшего доклада, писал между прочим:
«...Единственное надежное средство, для прочного утверждения нашего владычества в Западном Кавказе, есть занятие горного и предгорного пространств нашим вооруженным казачьим населением по обеим сторонам хребта; учреждение опорных пунктов и военных путей; водворение туземного горского населения на богатых равнинах прикубанских и введение правильного за ним надзора и управления. Всякая другая система может иметь временные выгоды, но решительно не ведет к прочному утверждению нашему в этом крае.
Для достижения этой цели очевидна необходимость производить водворение новых казачьих станиц в обширном размере, начиная от р. Ла6ы, через верхние части рр. Белой, Пшеха, Псекупса и далее к западу по обоим скатам хребта до берега моря. По мере этого движения, конечно, представится необходимость занимать временно оборонительные линии, для прикрытия водворяемых станиц, и первым эшелоном будет, конечно, р. Белая; но следует заметить, что, по мере удаления к западу, все притоки Кубани становятся короче и представляют более удобств для временного устройства их охранения.

* Названы по именам генералов Филипсона и Милютина соответственно. Причем эти скромные почести были оказаны ими себе самим. Так, в мемуарах Д. Милютина читаем об этом: «Отряд Шапсугский, или Ильский, под начальством генерал-майора Рудановского, состоявший из 20 батальонов, 2 драгунских полков и массы казаков, назначен был для возведения нескольких укреплений за Кубанью и для нанесения удара шапсугам. Переправившись за Кубань в двадцатых числах апреля, отряд выбил горцев из аула Кабаниц, разрушил его, а 5 мая двинулся на место, избранное для постройки укрепления, получившего потом название Ильского... Между тем шла рубка леса во все стороны: назад к Кубани, к западу - к Адагуму и к востоку - к У6ину и Афипсу, по направлению так называемой «купеческой дороги».
В Шапсугском отряде пробыл я пять дней (16-21), принимал участие в движениях и действиях колонн, ежедневно высылаемых из лагеря на рубку леса и на истребление окрестных аулов шапсугских. Горцы оказывали сопротивление везде, где закрытая местность доставляла им укрытие... Более значительное дело в моем присутствии происходило 18 мая на р. Убине на том самом месте, где впоследствии водворена станица «Северная»... Генерал Филипсон остался в Шапсугском отряде и впоследствии, в первых числах июня, перешел с отрядом на р. Шебс, на которой было предложено построить еще два укрепления, названные в честь Филипсона и меня - Григорьевским и Дмитриевским». См.: Милютин Д.А. Воспоминания. 1856-1860 гг. - М., 2004. - С. 450-451. (Прим. С.Х.)

Почти все горское и ногайское население между Кубанью и Лабой и большая часть жителей мелких племен между Лабой и Белой переселились в Турцию и оставили свои земли свободными. На эти земли и на богатые равнины по левому берегу Кубани могут быть переселяемы жители горных мест. Конечно, перспектива и введение управления не льстит дикарям, издревле привыкшим к необузданному своеволию; но не следует забывать, что в то же самое вреыгя всем желающим будет предоставлено полное право переселяться в Турцию, чем, без сомнения, весьма многие и воспользуются. Таким образом, одно из тех препятствий, которое встречалосьдля исполнения моего предположения, -недостаток земель для переселения горцев, по мере развития казачьего населения, - устраняется сам собой. Другое препятствие, состоявшее в недостатке воинственных переселенцев для водворения на передовых линиях, я полагаю отвратить вызовом охотников из Кубанского казачьего войска, а в случае недостатка их - переселением целых станиц, преимущественно из тех, которые находятся далеко от театра военных действий и не пользуются особенными удобствами».

Окончательное покорение в 1859 году Восточного Кавказа и пленение Шамиля, и также те меры, которые постепенно предпринимались нами на Западном Кавказе, сильно повлияли на умы непокорных закубанских племен, так что в этом году несколько племен, и в том числе натухайцы, уже изъявили покорность нашему правительству.
Для управления натухайским народом, принесшим покорность и принявшим присягу на верноподданство государю императору, был учрежден Натухайский Военный округ (Приказ ио Кавк. армии 22-го февраля 1860 г., Х9 22), с подчинением его непосредственно командующему войсками Кубанской области. Начальником этого округа был назначен Кубанского войска генерал-майор Ба6ыч.

Из ближайших же к нашим границам сильных горских племен только одни шапсуги по-прежнему держались в угрожающем положении. Земли этих последних подходили к восточным берегам Черного моря, что давало полную возможность появляться в их пределах заграничным эмиссарам, вносившим смуты в среду их и подстрекавшим их на неприязненные против нас действия. Вот против них-то и были направлены первые действия наших войск.
Командующий войсками Кубанской области, генерал Филипсон, все войска, бывшие под его начальством, распределил для этой цели на девять отрядов. Главным из них, по своему значению, был Адагумский, и начальство над этим отрядом было поручено генерал-майору Бабычу. После зимней экспедиции 1859-1860 гг., весною приступлено было к постройке в Неберджайском ущелье, близ устья р. Богаге, укрепления, названного также Неберджайском. Закончив постройку этого укрепления, войска Адагумского отряда были обращены против шапсугов. занимавших огромную площадь плодородной земли, между рр. Шахе и Пшадою на южной стороне и рекам Супсом и Адагумом на северной – главного хребта.

В конце сентября, вместо генерала Филипсона, командующим войсками Кубанской области был назначен генерал-адъютант граф Евдокимов. Вскоре новый командующий войсками прибыл в Заку6анский край и на месте дал указание для дальнейших действий наших войск. После его отъезда отряд, собранный на р. Богундыре, произвел несколько движений в землю шапсугов, при чем было уничтожено много аулов и захвачено в плен несколько горцев и более 2000 рогатого скота. Но шапсуги по-прежнему держались стойко, и только жители низовьев р. Богундыря изъявили нам безусловную покорность.
В половине сентября закубанский край посетил государь-император. После объезда нескольких отрядов, 20 сентября, через Псебедаховскую переправу его величество прибыл на Адагумскую линию; проездом в укр. Константиновское, по дороге, были осмотрены войска Адагумского отряда и лагерь на Георгиевской поляне. В тот же день Его Величество изволил отплыть на пароходе «Тигр» в Поти. С отъездом государя в закубанском крае на некоторое время водворилось почти полное спокойствие; войска повсюду были заняты работами.

Выполнение общей мысли колонизации Западного Кавказа, согласно предложенного кн. Барятинским плана, было возложено на графа Евдокимова; ему же была поручена и разработка всех подробностей выполнения этой системы. С наступлением нового 1861 года граф Евдокимов приступил к поселению нескольких станиц по р. Лабе и ее притокам, и хотя на первых порах переселение шло не особенно успешно, вследствие некоторых невыясненных условий колонизации, как, напр., неудобства переселения на передовые линии целыми станицами; вознаграждение переселенцам за остающиеся на старых местах жительства усадьбы и др. причин, но по мере устранения всех этих неудобств дело переселения пошло успешнее.


 

Глава I    Глава II    Глава III    Глава IV   Глава V    Глава VI    Глава VII    Глава VIII    Глава IX    Глава X


  

 
Сайт управляется системой uWebЯндекс.Метрика