В истории Абинского района жизнь Ольгинского сельского поселения- лишь небольшая её часть, но она отражает все грани жизни людей-и славные и горькие дни. Его хутора расположены с востока на запад по левому берегу Кубани: Свободный с населением 336 человек, 120 дворов, Ольгинский - 1, Ольгинский  - 2 с населением 1241 человек, 434 двора, Богдасарово с населением 74 человека, 59 дворов, Нечаевский с населением 855 человек, 310 дворов, Ленинский с населением 855 человек, 310 дворов. Всего проживает на территории поселения 2601 человек, 970 дворов.
 Имеются сельскохозяйственные предприятия ООО ППСП"Нирис", ООО"Рис", крупные фермерские хозяйства - "Пугачъ С.Г.", "Пожаренко А.Н.", "Горбанец Н.И., "Скрынько И.П." и более десяти мелких хозяйств.

 В
1778 году по плану А.В.Суворова вдоль Кубани, от Тамани до Ставрополя, на протяжении 575 км строятся военные укрепления. 1 февраля1778 г. А.В.Суворов решает построить очередное укрепление для контроля над старинным бродом, несколько лет переселившиеся сюда черноморские казаки построили Ольгинский кордон. В соответствии с планом завоевания Кавказа и началом строительства Геленджикской кордонной линии в 1883 г. на левом берегу Кубани, напротив Ольгинского поста, был построен Ольгинский тет-де-пон, предмостное укрепление, перекрывающее переправу через реку. С 1860 года земли, где расположены наши нынешние хутора, получают в собственность офицеры Кубанского казачьего войска. Хутора названы в честь их владельцев: Сахновский, Богдасарово, Нечаевский, Сурово, Русаново.
  Советская власть была установлена 8 января 1918 г. С разгромом белогвардейцев в Новороссийске в марте 1920 г. и окончанием Гражданской войны жизнь на хуторах Воскресенского совета постепенно налаживается.
   Совет волости Воскресенской начал функционировать в декабре 1920 г. Первыми членами исполкома волости Воскресенской были Василий Алексеевич Косенко - председатель, Николай Васильевич Петряник - секретарь, Николай Францевич Сохор - зав. военным отделом, Гавриил Ефимович Смаль - зав. земельным отделом, Захарий Дмитриевич Губский - зав. собесом.
   Коммунистическая партячейка в Воскресенской создана 22 июня 1920 г. первый её секретарь Иван Иванович Базалий, члены партии: Матвей Антонович Погорелов, Иван Сергеевич Андриевский, Гавриил Ефимович Смаль, Емельян Антонович Погорелов, Сергей Иванович Гога, Анистрат Петрович Курочкин, Фёдор Савельевич Губский. 18 октября 1921 г. по ложному доносу И.И.Базалий арестован, отправлен в Краснодар и, вероятно, расстрелян.
   В конце 1920 г. несколько семей переселенцев из Центральной России в бывшем доме помещиков Поповых создали коммуну "Звезда". Предполагалось, что они займутся обработкой земли, садов и виноградников, ранее принадлежавших помещику. Однако столкнувшаяся с трудностями, не имея опыта жить и работать на селе, коммуна распалась. Руководство совхоза, заведующий Чемерис, конторщик Павлюков, а также вновь избранный заведующий Николай Теплухин не сумели в голодное время 1921 - 1922 годов организовать людей и хозяйственную деятельность коммуны.
   В начале тридцатых годов проводилась "украинизация" наших территорий. В то время почти все жители наших хуторов (за исключением х.Ольгинский-1) говорили на украинском наречии,"балакалы". Во всех госучреждениях, школах, газетах переходили на украинский язык. И наш Совет назывался "Восресенська станична Рада". Но, увы, из этого ничего не вышло. Так, в докладной записке Славянского района по этому вопросу пишется:"..Украинизация района проходит плохо. Украинизированы только газеты и школа.."
   Из восьми хуторов Воскресенского совета х.Ольгинский один имел свою национальную особенность. Она заключалась в том, что основную часть жителей этого хутора составляли немцы, чехи, словаки и поляки. И назывался он Немецкая колонка. Это название хутора среди старшего поколения сохраняется и сейчас. 
Образование и деятельность колхоза
"Борец за культуру"
в 1929 - 1937 годах

 Летом 1929 года провозглашается лозунг "сплошной коллективизации" крестьянских хозяйств целых округов. В этом году уже ставили вопрос о сплошной коллективизации и в Воскресенском сельсовете. Но это была лишь попытка, которая завершилась неудачей. Выступая на VIII районной партконференции 25-28 июля 198 года, секретарь комячейки с.Воскресенского Журавлёв отметил, что план коллективизации выполнен на 35%. В сентябре 1929 года в селе Воскресенском прошла общехуторская конференция посевщиков, на которой ставился вопрос о коллективизации. В отношении колхозов конференция отметила слабый рост колхозов и поручила сельсовету заострить внимание на вопросе коллективизации, а так же вести разъяснительную работу среди хлеборобов. С января 1930 года начинается нажим на крестьян, их заставляют силой вступить в колхозы. В начале января 1930 года на места выехали уполномоченные, которые должны довести коллективизацию до конца. Вот что докладывал инструктор РИКа Евдокимов: "О сплошной коллективизации х. Ольгинского. С беднотой и вообще велась подготовительная работа, но вопрос до конца не решён. Когда голосовали о коллективизации, все граждане демонстративно покинули зал собрания".

   Райсполком направляет в адрес Воскресенского сельсовета указание:"РИК указывает, что медленно осуществляется коллективизация и даже есть против неё члены Совета. 
Это явление, граничащие с хвостизмом членов сельсовета, плетущимися за отсталыми настроениями".
   13 января 1930 года в станице Славянской проводится районная женская конференция с вопросом "Решения пленума ЦК ВКП(б) по вопросу сплошной коллективизации",. Женская конференция решила поддержать коллективизацию и помочь ей.

   14-15 января 1930 года в Славянской опять проводится новое совещание с вопросом:"О практических мероприятиях по осуществлению коллективизации в районе и о подготовке к весенней посевной компании". От Воскресенского сельсовета на совещании присутствовали председатель сельсовета Михаил Петриков, Василий Гргорьевич Бородавченко, 25 лет, бедняк, Давид Максимович Бут, 33 года, середняк, Иван Пахомович Воловодов, 19 лет, бедняк, Гавриил Емельянович Губский, 24 года, бедняк, Александра Степановна Фоменко, 19 лет, батрачка. Совещание отметило очень низкий процент Славянского района в Кубанском округе по вовлечению в колхозы -  только 13%, обязало сельсоветы усилить работу по организации колхозов и сбора средств на приобретение тракторов. Предложено обобщить всё вплоть до крупного молочного и даже мелкого скота.
   1 февраля 1930 года ЦИК  СНК СССР приняли постановление " О мероприятиях по укреплению, социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством", в котором получила законодательное оформление политика ликвидации кулачества, как класса. В районах сплошной коллективизации отменялась аренда земли и приминение наёмного труда. С кулацких хозяйств снимался запрет на раскулачивание. Советам предоставлялось право применять все необходимые меры борьбы с кулачеством вплоть до полной конфискации имущества и выселения за пределы районов, областей, краёв. Конфискованное имущество передавалось в неделимые фонды колхоза. Определяли кулацкие хозяйства без учёта количества членов семьи, имущества, скота. 
Уже 5 февраля 1930 года в станицу Воскресенскую приезжает уполномоченный райкома ВКП(б), который затем 9 февраля отчитывается о своей деятельности Славянскому ракому ВКП(б) по вопросу коллективизации Воскресенского сельсовета " В ст. Воскресенскую прибыл 5 февраля. В ночь на 6 февраля производили изъятие кулаков (их 13 человек из 18 человек намеченных, остальных не оказалось дома). Шестого составляли списки имущества раскулаченных, седьмого проводили разъяснительную работу по вопросу изъятия кулаков и уничтожения их, как класса. С целью этого проведено партсобрание, расширенный президиум сельсовета. Намечалось провести расширенный массовы пленум Совета, на заседание последнего явилось 14 членов Совета из 38 и присутствовало 12 граждан. Собравшиеся в 
большинстве своём реагировали сожалением, растерянностью, а члены Совета, как правило, отделались молчанием. Указывали на неправильное изъятие кулаков -  Ковального Петра и Турченко, считая первого бедняком и чуть ли не выросшего из батраков и только, якобы, благодаря его случайному участию в аренде станичного сада он записан в списке кулаков-лишенцев. Второго отобрали, как хорошего защитника партизан от белых и как яркого противника последних. Совет, по сути дела, бездействует, за небольшим исключением, никакого участия в работе проводимым компаниям не принимает. Есть случаи, когда члены Совета агитируют и голосуют (Петровский и др.) против коллективизации. Председатель сельсовета т. Петриков и секретарь ячейки к исполнению обязанностей относятся крайне халатно. ... Хуторские населенные пункты против коллективизации. Работа с беднотой почти отсутствует. Значение коллективизации широким массам разъяснено слабо. Голосование за вхождение в сплошной колхоз в большинстве своём проводилось по форме: "Кто против колхоза?" = собрание молчало, коллективизация считается принятой. Поэтому вызываются опасения, что в период работы по обобществлению будет ряд недоразумений и осложнений. Работа по ремонту сельскохозяйственного инвентаря почти отсутствует. Семенных фондов не создано".
   Из 18 семейств, о которых говорится в докладной, что их раскулачили, некоторых жители хуторов отстояли. - Петра Петровича Сикорского, Ивана Степановича Стешенко, Михаила Степановича Стешенко. Остальные были выселены. Имущество распродали, а деньги передали в доход сельсовета.
   Посланный организовать колхоз 25-тысячник Градобитов со своими обязаностями не справлялся, не занимался ими, да, вероятно, и не знал сельского хозяйства. В результате "решительных" мер число колхозов значительно возросло. Но в последующие месяцы идёт довольно таки медленный
 рост, который прекратился в апреле - мае 1931 года. В 1933-м по Воскресенскому сельсовету насчитывалось  ещё 189 единоличных хозяйств из 594.
  
Под нажимом советских и партийных органов на территории сельсовета в начале февраля 1930 года были образованы два колхоза. В селе Воскресенском - колхоз "Борец за культуру", первым председателем которого избрали середняка Трифона Ермоленко. Второй колхоз - им. Ковтюха - объединил жителей хуторов Ленинского и Нечаевского. Первым председателем был Григорий карпович Васько. При вступлении в колхоз крестьяне сдавали весь тягловый скот, сельхозинвентарь. Те, у кого нечего было сдавать, т.е. беднейшие, сдавали 10 рублей. Сдаваемый инвентарь оценивали по договоренности. Например лошадь оценивалась в 50 рублей, а гарба - в 150 рублей.
   В 1931 году численность колхозов в районе увеличилась; с 64,5% в феврале до 82,8% в марте. Это увеличение вызвано тем, что началось новая волна репрессий против хозяйств, которые не вступали в колхозы.
   Так, по Воскресенскому сельсовету было определено кулаков 2-й категории, которые подлежали выселению, 22 хозяйства - 137 едоков, в том числе мужчин - 34, женщин 35, детей - 68. Это район определил, сколько хозяйств надо раскулачить и выселить, а местная власть обязана подчинится.
  Об этих событиях вспоминает Мария Прокофьевна Литвиненко, 1906 года рождения, проживающая ныне в станице Фёдоровской Абинского района Краснодарского края. "Это было в марте 1931 года. Утром, когда дети ещё спали, к нам во двор вошли комсомольцы и представители сельсовета, приказали собираться на высылку. Наша семья была большая. Жили все вместе на одном дворе у свекрови. У нас четверо маленьких детей, старшему 5 лет. Брат моего мужа с женой, у них трое детей.. Младший брат с женой, у них 1 ребёнок. Незамужняя младшая сестра моего мужа. Всего вместе жило 16 человек. Конечно, и хозяйство было большоё: две коровы, телята, овцы, пара лошадей(ешё одну забрали раньше), пара быков. Работали все дружно, хлеба хватало, всем в хозяйстве руководила свекровь. Кргда стали организовывать колхоз, свекровь была против и нас с мужем не отпустила. Вот за то, что наша семья отказалась вступить в колхоз, нас решили выслать, а всё оставшееся -  дом, инвентарь, животных - забрать в колхоз. Нас даже не предупридили, пришли и сразу собираться. Мы в крик, плачем.
   Разрешили нам взять с собой корову, пару лошадей с телегой, немного продуктов. Собрали семей двадцать в обоз и с охраной направили в станицу Славянскую. Дошли туда с трудом. В Славянской нас распределили по хатам, пробыли мы там неделю. Затем погрузили в вагоны вместе со скотом. Куда повезли, неизвестно, ни у кого нет документов, никто с нами не разговаривает, а нас целый эшелон. Через несколько дней остановились в степи и стали разгружать прямо в снег. Привели нас в большую станицу, она оказалась совершенно без людей - всех тоже выслали. Один только мужчина нас встретил. Он распределил нас по хатам. Оказалось, что это станица Дербетовка Ставропольского края. Здесь мы кое-как прожили до Троицы, это примерно до начала июня. Затем ночью нас всех собрали и приказали взять с собой только вещи, строем погнали на станцию. Погрузили в вагоны и так везли 10 суток, ничего не давали, иногда разрешали брать воду и выйти из вагона по надобности. Привезли нас в Верхнетурье, что на Урале. Построили и строем повели в лес за 9 км от станции.Опять ночью, почти ничего не давали  из продуктов, ругали, избивали. Поселили всех в одном большом бараке, на следующий день всех погнали на работу - лес валить. Нормы никто не выполнил, такие они были большие. Паёк давали, когда выполнишь норму, соответственно многие голодали. Зарплаты никакой. Люди стали болеть, умирать, медицинской помощи никакой никому не оказывали".
   Первый председатель колхоза им. Ковтюха Григорий Карпович Васько вспоминал: "Когда избрали меня председателем колхоза, то начал свою работу с подбора кадров - руководителей. Два бригадира полеводческих бригад вообще подали заявление о выходе из колхоза. Многие колхозники не являлись на работу, учёт труда был поставлен из рук вон плохо, в оплате труда царил хаос и уравниловка. Уход за лошадьми, за волами и другим скотом был неудовлетворительный. Эту важнейшую работу взрослые перепорочили своим детям. 12-13- летним мальчишкам и девчонкам. В результате скот порой сутками не получал корма и воды. Это приводило к заболеванию и сокращению поголовья рабочего скота. Дальше терпеть такое положение было невозможно, нерадивость перерастала в преступление".
   С 1933 года большую помощь колхозам стала оказывать Троицкая МТС. Значительно легче стало обрабатывать землю. Колхозники зарплату в основном получали натурой: пшеницу, ячмень, кукурузу, подсолнух, фрукты, вино. На колхозников с 1934 года стали начислять налоги на двор: пшеницу, картофель, шкуры овец, свиней, телят, мясо, яйцо. Денежный налог - за приусадебный участок.
   Не каждый двор мог выплатить все налоги, были и должнеки(недоимщики). За недоплату или несдачу налогов описывали имущество, распродовали его и деньги сдавали в счёт погашения госпоставок. Колхозники не могли выехать на другое место жительства, особенно молодёж, паспортов не было, а чтобы его получить, нужно было из колхоза предоставить справку, что тебя отпускают. Таких справок не давали. Многие юноши после армии так и не вернулись в колхозы, так как это была единственная возможность уехать в город.
   Несмотря на трудности сельской жизни, колхозники не теряли чувства оптимизма. Так на каждом хуторе работал клуб, изба-читальня, школа, местный театр. Хуторяне выступали с концертами. В колхозе "Борец за культуру" было 8 бригад, среди них успешно развивалось социалистическое соревнование. Соревновались между собой и колхозы "Борец за культуру" и им. Ковтюха. От колхозов Воскресенкского сельсовета на 2-й съезд колхозников-ударников в 1935 году была избрана Наталья Петровна Чигринова из колхоза им. Ковтюха, бывшая батрачка, участница похода Ковтюха. В мае 1934 года она ыла назначена бригадиром самой отсталой в колхозе бригадой. Благодаря умелому руководству она добилась того, что каждый член бригады вырабатывал в среднем по 300 трудодней. Её бригада  раньше всех закончила полевые работы и собрала по 30 центнеров зерна с гектара. Дальнейшая её жизнь трагическая, в 1937 году по ложному обвенению она была осуждена. После отбывания срока переехала на новое место жительства в станицу Троицкую Крымского района Краснодарского края.
   В 1938 году командир Красной армии Е.И.Ковтюх был репрессирован. В связи с этим колхоз, носивший его имя, был переименован в колхоз имени Кирова.
   Агроном колхоза им.Кирова Александр Антонович Охотников вспоминает:"Хлеб убирали жатками-самосбросками, рассчитанными для раснопов. Снопы вязали перевеслами, изготовленными из рогоза. Снопы складывались в крестцы или в копны. Вблизи полей накатывали ток, на который свозили снопы и складывали в скирды. Затем молотили катками и цепями. На весь колхоз была одна механическая молотилка, приводимая в действие двигателем".
  Данных по колхозам сельсовета в архивных фондах за 1931-1943 гг. не сохранилось, имеются только некоторые по урожайности. В 1937 году колхоз"Борец за культуру" брал социалистические обязательства  получить с каждого гектара пшеницы 27ц, ячменя - 30 ц, кукурузы - 50 ц, подсолничника - 22 ц.
    В это же время в колхозе стали внедрять посевы хлопка, который не получил распространения на Кубани, а также выращивание картофеля. Урожайность культур, не смотря на высокие социалистические обязательства, оставалась низкой.
   Колхозы вынуждены были сдавать почти весь выращенный урожай государству. За укрывательство или выдачу зерна колхозникам руководителей хозяйств строго наказывали. И всё же накануне  войны жизнь колхозников  улучшилась. На хуторах появились радиоприёмники, велосипеды, мотоциклы. Все опрашиваемые ветераны – колхозники отмечают улучшение жизненных условий в колхозе накануне войны.
 Абинский район в довоенные годы  Холмская - годы перемен  Основание хутора Ольгинского Село со славным прошлым  Как все начиналось   В оккупации   Партизанская война   Подвиг танкистов   Колхоз в годы ВОВ Освобождение  Восстановим и будем жить Послевоенные годы  Хутор Ольгинский, жизнь начинается   Алло, Фёдоровская! Труженики голубых полей         Рабочий характер Нить памяти И заводская проходная Славная история рабочего поселка   Вышки у дороги   Эх,дороги...  Да, женщина   Ахтырский музей     Страницы из истории школы №1       Учитель! перед именем твоим
|||
close